Уважаемые пользователи!

Данный сайт содержит информацию для людей с медицинским образованием и специалистов здравоохранения.
Входя на сайт, Вы подтверждаете свое согласие с Условиями использования и Политикой конфиденциальности.



Dear visitor!
This site contains medical information for healthcare professionals.
You can go further, if you agree with Terms and Conditions and Privacy Policy on this site.

Barriers for efficacious hypoglycemic therapy in clinical practice (results of the Dialogue study)

Cover Page

Abstract


Aim.
To analyse factors hampering the achievement of compensation of carbohydrate metabolism in patients with type 2 diabetes mellitus treated for3 months with diabeton MB at a daily dose of 90-120 mg under real practical conditions.
Materials and methods.
This open study included 70 patients with type 2 diabetes mellitus given gliclazide MB-based hypoglycemic therapy(90-120 mg/day); their HbA1c level was measured before and 3 months after the onset of therapy.
Results.
The treatment resulted in a significant decrease of the HbA1c level especially pronounced in patients capable of following the rational therapeuticstrategy. At the closing visit, each patient was prescribed a pathogenetically sound regime of combined hypoglycemic therapy.
Conclusion.
Poor efficacy of hypoglycemic treatment in real clinical practice is attributable to frequent prescription of monotherapy, untimely onsetof insulin administration, its correction and intensification to meet changing requirements

Сахарный диабет 2 типа (СД2) характеризуется непрерывным ростом числа пациентов и высокой частотой (в 2–5 раз выше, чем в популяции) кардиоваскулярной заболеваемости и смертности [1–3]. Показано, что оптимальный метаболический контроль снижает частоту развития и прогрессирования осложнений заболевания [4]. В исследовании Steno-2 продемонстрировано преимущество многофакторного подхода, направлен­ного на коррекцию гипер­гли­кемии, артериальной гипертонии и дислипидемии [5]. Достижение целевого уровня гликированного гемоглобина (HbA1c) остается сложной задачей даже в условиях клинических исследований [6], а также в реальной клинической практике [7].

Цель

Проанализировать причины, препятствовавшие достижению компенсации углеводного обмена в условиях реальной клинической практики на примере сахароснижающей терапии, основанной на Диабетоне МВ в дозах 90–120 мг в сутки.

Материалы и методы

Исследование «ДИАЛОГ» («Эффективность средневысоких доз препарата ДИАбетон мв в Лечении пациентов с сахарным диабетом 2 типа в Городе Кирове») проходило в г. Кирове в 2007–2008 гг. по инициативе кафедры госпитальной терапии Кировской государственной медицинской академии и Кировского областного эндокринологического диспансера. Исследование включало 2 этапа: первый – прямой опрос амбулаторных пациентов с СД2 (май 2007 года), второй – открытое исследование эффективности сахароснижающей терапии (ССТ), основанной на средневысоких дозах Диабетона МВ, в течение 3 месяцев (с июня 2007 г. по февраль 2008 г.). Во второй этап исследования включено 76 пациентов с СД2 (59 женщин и 17 мужчин), проживающих в г. Кирове.

Методы исследования

  1. Анкетирование: учет критериев включения и исключения, оценка переносимости терапии.
  2. Антропометрические измерения: определение роста, массы тела, окружности талии (ОТ), расчет индекса массы тела (ИМТ).
  3. Измерение артериального давления (АД) на обеих руках; подсчет частоты сердечных сокращений (ЧСС) и пульса на обеих руках.
  4. Определение лабораторных параметров: уровня гликированного гемоглобина (HbA1c) исходно и через 3 месяца; уровня гликемии натощак и постпрандиально на каждом визите, общего холестерина (ОХС) крови исходно и через 3 месяца, АСТ, АЛТ, креатинина крови – исходно.

Статистическая обработка данных

Данные в тексте и таблицах для выборок с распределением, отличающимся от нормального, представлены в виде Ме [25; 75], где Ме – медиана; 25 и 75 – процентили. Для сравнения результатов исходно и на фоне терапии использован критерий Уилкоксона (W), для сравнения разницы долей – критерий z. За критический уровень значимости р при проверке гипотез принят 0,05. Статистическая обработка данных проводилась с помощью программ MS EXCEL, BIOSTAT4.03 и STATISTICA 6.0.

В программу включались пациенты с некомпенсированным углеводным обменом (HbA1c 7–9,5%, постпрандиальная гликемия 7,9–10 ммоль/л), исходно получавшие пероральные стимуляторы инсулиновой секреции как в виде монотерапии, так и в комбинированной схеме (метформин или «базальный» инсулин).

Исследование включало 5 визитов; старт терапии (визит 1) происходил с гликлазида МВ в суточной дозе 90 мг. На визите 2 (через 5–8 дней), при нецелевом уровне гликемии, корректировались дозировки ранее назначенных сахароснижающих препаратов (ССП), в том числе гликлазида МВ – до 120 мг. На 3-м (через 1 месяц) и 4-м (через 2 месяца от начала исследования) визитах осуществлялись контроль терапии (антропометрия, исследование гликемии) и коррекция терапии по показаниям. При явной неэффективности терапии исследование прекращалось. На заключительном визите (через 3 месяца от начала исследования) повторно исследовался HbA1c, давались рекомендации по дальнейшей ССТ.

Результаты исследования и их обсуждение

Возраст пациентов варьировал от 44 лет до 81 года (57 [52; 62] лет), длительность СД2 – 5 [2; 7] лет (табл. 1). Более 75% опрошенных составляли женщины, что соответствует литературным данным о распределении пациентов с СД2 по полу в РФ [7] и данным областного Регистра сахарного диабета. Динамика клинико-лабораторных параметров за время исследования представлена в таблице 2.

При завершении исследования гликлазид МВ рекомендован 75 (98,7%) пациентам (26 (34,2%) – в дозе 120 мг). Обращали внимание необоснованно частое использование гипогликемизирующей монотерапии, позднее назначение и недостаточная интенсификация инсулинотерапии. Несмотря на достоверное снижение HbA1c по группе за время исследования, у части пациентов его концентрация превысила целевой уровень. Причины неэффективности терапии были разделены на связанные с врачами (1, 2, 3) и связанные с пациентами (4).

  1. Включение в программу лиц с выраженной декомпенсацией углеводного обмена (11 пациентов), требовавших более активной ССТ; примечательно, что, несмотря на современные рекомендации, лишь 4 получали инсулинотерапию, и только в виде базальной схемы.
  2. Продолжение прежней схемы ССТ (гликлазид МВ 60 мг в сутки) на протяжении части программы (6 пациентов).
  3. Отсутствие коррекции дозировок ССП, несмотря на гипергликемию (5 пациентов).
  4. Выраженные нарушения диеты, нерегулярный прием ССП (отмечено у 5 пациентов).

У 53 пациентов за период наблюдения отмечено снижение уровня HbA1c. В группе также преобладали женщины (n=40), возраст пациентов – 58 [53; 62] лет. Всем пациентам с положительной динамикой при завершении исследования было рекомендовано продолжение терапии, основанной на гликлазиде МВ. Динамика клинико-лабораторных параметров в данной подгруппе представлена в таблице 3.

По рекомендации ADA [6], целевое значение HbA1c при СД2 составляет менее 7,0%. У 25 наблюдавшихся пациентов уровень HbA1c к окончанию исследования не превышал 7,0%. Данные пациенты (16 женщин и 9 мужчин) были сравнимы с общей группой по возрасту, длительности заболевания и исходной ССТ. Динамика клинико-лабораторных параметров в данной подгруппе представлена в таблице 4.

Заключение

Арсенал врача-диабетолога включает широкий спектр эффективных сахароснижающих препаратов, каждый из которых имеет показания и противопоказания к применению [2]. Наше исследование, проводившееся в условиях реальной клинической практики и являвшееся сугубо локальным, подтвердило существование определенных барьеров для оптимизации гипогликемизирующей терапии (частое использование монотерапии, недостаточная коррекция терапии, несвоевременное начало инсулинотерапии), которые указывают направления для дальнейшего обучения врачей-эндокринологов.

Авторы выражают искреннюю признательность врачам-участникам клинического этапа исследования «ДИАЛОГ»: Бурковой О.В. (поликлиника № 1 ГКБ № 8); Гурьевой Л.Н., Зязиной С.М. (Кировский областной эндокринологический диспансер); Караваевой Н.Г. (поликлиника № 2 ГКБ № 1); Кочкиной Т.С. (Ведомственная больница ОАО «РЖД» ст. Киров); Фокиной Е.Б. (поликлиника № 2 ГКБ № 7); Чащухиной М.В. (Городская клиническая поликлиника № 1); Черепановой Н.А. (Северная городская клиническая больница).

Irina Evgen'evna Sapozhnikova

Kirov State Medical Academy, Kirov

Email: kgma@sapir.kirov.ru

Elena Nikolaevna Anufrieva

Kirov State Medical Academy, Kirov

Ekaterina Iosifovna Tarlovskaya

Kirov State Medical Academy, Kirov

Alexander Anatol'evich Sobolev

Kirov State Medical Academy, Kirov

  1. Wild S., Roglic G., Green A. et al. Global prevalence of diabetes: estimated for the year 2000 and projections for 2030 // Diabetes Care. - 2004. - Vol. 27. - Р. 1047-1053.
  2. Дедов И.И., Шестакова М.В. Сахарный диабет. - М.: Изд-во «Универсум Паблишинг». - 2003. - 282 с.
  3. Johnstone M.T., Nesto R., Kahn R.C. et al. Diabetes Mellitus and heart disease // Joslin's Diabetes Mellitus. - Lippincott Williams & Wilkins. - 2010. - P. 975-977.
  4. UKPDS. Intensive blood-glucose control with sulphonylureas or insulin compared with conventional treatment and risk of complications in patients with type 2 diabetes (UKPDS 33). UK Prospective Diabetes Study (UKPDS) Group // Lancet. - 1998. - Vol. 352. - Р. 837-853.
  5. Gaede P., Vedel P., Larsen N. et al. Multifactorial intervention and cardiovascular disease in patients with type 2 diabetes // N. Engl. Med. - 2003. - Vol. 348. - P. 383-393.
  6. Guadelines on diabetes, prediabetes, and cardiovascular diseases: full text // Eur Heart J. - 2007. - Suppl. 9. - Р.C3-C74.

Views

Abstract - 801

PDF (Russian) - 354

PlumX


Copyright (c) 2010 Sapozhnikova I.E., Anufrieva E.N., Tarlovskaya E.I., Sobolev A.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.