Уважаемые пользователи!

Данный сайт содержит информацию для людей с медицинским образованием и специалистов здравоохранения.
Входя на сайт, Вы подтверждаете свое согласие с Условиями использования и Политикой конфиденциальности.



Dear visitor!
This site contains medical information for healthcare professionals.
You can go further, if you agree with Terms and Conditions and Privacy Policy on this site.

Bone fractures in patients with type 2 diabetes mellitus: prevalence and risk factors

Cover Page

Abstract


Aim. To estimate the prevalence of and risk factors for low-traumatic fractures in patients with type 2 diabetes mellitus (T2DM).
Materials and methods. We questioned 214 patients with T2DM from a single outpatient clinic located in Moscow to evaluate the prevalence of and risk factors for low-traumatic fractures, the duration of and complications from TD2M and HbA1c levels.
Results. Of 214 patients, 65 reported low-traumatic bone fractures. Patients with a history of low-traumatic fractures reported falls in the previous year (28%), whereas only 13% of patients without fractures reported falls. The difference was statistically significant, with an odds ratio of 2.34 (1,14–4,76), P=0,022. Men reported fractures more frequently than women (43.3% vs. 24.7%, respectively, P = 0.01). Patients with bone fractures had a lower body mass index (P = 0.022); however, a multivariate analysis revealed that a history of falls and male sex were the most significant risk factors for fracture.
Conclusion. Around 30% of patients with T2DM from a Moscow outpatient clinic reported bone fractures. The most significant risk factors for fracture were a history of falls in the previous year and male sex.


Сахарный диабет 2 типа (СД2) в настоящее время является одним из наиболее социально значимых заболеваний в связи с его высокой распространенностью в популяции, тенденцией к увеличению количества больных и наличием множественных осложнений [1, 2]. Ранее влияние сахарного диабета на костную ткань рассматривали в основном в рамках синдрома диабетической стопы. Это было связано с доказанной более высокой минеральной плотностью кости (МПК) у таких пациентов [3]. Однако в последние годы проведено большое количество исследований, по данным которых низкотравматичные переломы костей у пациентов с СД2 происходили значимо чаще, чем в популяции в целом [4–6]. Известно, что СД2 в 1,7 раза повышает вероятность перелома шейки бедра [7, 8]. У мужчин риск всех переломов (кроме переломов костей запястья) увеличивается при наличии СД2 [8]. При этом показано, что у пациентов с СД2 МПК часто выше даже нормальных значений, что не позволяет в полной мере использовать в данной когорте пациентов традиционные диагностические критерии остеопороза, ввиду низкой чувствительности метода рентгеновской денситометрии аксиального скелета [3, 9]. Таким образом, требуется разработка дополнительных критериев оценки риска переломов в когорте пациентов с СД2. Кроме того, крайне мало известно о структуре низкотравматичных переломов, их частоте и специфических для СД2 факторах риска их возникновения.

Цель

Целью исследования стало изучение распространенности низкотравматичных переломов костей в популяции пациентов с СД2 и определение факторов риска их возникновения.

Материалы и методы

Было проведено одномоментное когортное исследование, в ходе которого производилось анкетирование пациентов с СД2, прикрепленных по месту жительства к поликлинике №219 г. Москвы. Выборка осуществлялась случайным методом среди больных, пришедших на прием для продолжения и/или коррекции сахароснижающей терапии. Общая продолжительность анкетирования составила шесть месяцев (с мая по октябрь 2012 года). Анкетирование не было проведено пациентам, обратившимся по экстренным показаниям, нуждающимся в госпитализации, больным в терминальной стадии хронической болезни почек (ХПБ). Анкета состояла из вопросов о наличии или отсутствии переломов, локализации переломов при их наличии, возрасте, поле, длительности менопаузы у женщин, продолжительности заболевания и существующих осложнениях СД2, суточном потреблении кальция с пищей, традиционных факторах риска переломов (пол, возраст, переломы костей в анамнезе, потребление глюкокортикоидов, заболевания, приводящие к вторичному остеопорозу, в том числе ранняя менопауза) и количестве падений в течение последнего года. Кроме того, пациенты сообщали о проводимых им ранее диагностических исследованиях для выявления остеопороза (рентгеновская денситометрия), компрессионных деформаций тел позвонков (боковая рентгенография позвоночника), а также рекомендованного лечения по поводу остеопороза. Данные о наличии осложнений СД2, степени его компенсации и назначенной терапии получены из медицинских карт исследуемых пациентов. Cогласно общепринятому определению, под низкотравматичными переломами понимались переломы, возникшие при падении с высоты собственного роста на ту же поверхность или при меньшей травме [10], и именно такие пациенты учитывались при статистическом анализе как пациенты, испытавшие перелом.

В лаборатории поликлиники у всех пациентов оценивались уровни креатинина и гликированного гемоглобина. Для определения уровня креатинина использовали кинетический метод Яффе на аппарате Architect, Abbot. Для определения уровня гликированного гемоглобина использовали капиллярный электрофорез на аппарате Capillarys-2, Sebia.

Исследование было рассмотрено и одобрено на заседании Этического комитета ФГБУ «Эндокринологический научный центр» МЗ (протокол №11 от 08.10.2014 г.)

Статистический анализ

Описательная статистика: количественные значения признаков представлены как средние и 95% доверительный интервал, а также минимальное (Mин) – максимальное (Maк) значения. Качественные параметры представлены в процентах с 95% доверительным интервалом. Для оценки различий по количественным параметрам в двух независимых выборках использовался тест Манна-Уитни. Для оценки наиболее значимого предиктора переломов проводился бинарный логистический регрессионный анализ с наличием или отсутствием перелома в качестве зависимой переменной и возрастом пациентов, полом, индексом массы тела (ИМТ), падениями в анамнезе за последний год, уровнем гликированного гемоглобина в качестве независимых переменных. Отношение шансов (ОШ) с 95% доверительным интервалом (ДИ) рассчитывалось для количественной оценки влияющего фактора, как рекомендовано A.S.Glas [11]. Значение p<0,05 расценивалось как статистически значимое.

Результаты

Всего в исследование было включено 214 пациентов, из них 68,2% составляли женщины (всего 146 пациенток). Возраст обследуемых: от 44 до 88 лет, медиана возраста – 66 лет. Продолжительность заболевания СД2 составляла от нескольких месяцев до 40 лет с момента его установления, в среднем 7 лет.

При врачебном опросе об имеющихся в анамнезе низкотравматичных переломах сообщили 65 (30,4%) пациентов из 214 больных (рис. 1).

 

Рис. 1. Распространенность низкотравматичных переломов у пациентов с СД2.

 

Наиболее часто у больных происходили переломы костей голени – об этом сообщили 29 опрошенных. Переломы лучевой кости возникали у 11 пациентов, ключицы – у 6 пациентов, плечевой – у 3, локтевой костей – у 2, костей стопы – у 10 пациентов. У одного пациента произошел перелом шейки бедренной кости. По данным боковой рентгенографии позвоночника, компрессионные переломы тел позвонков были зафиксированы у двух пациентов (у одного пациента произошли переломы тел V и VI шейных позвонков, у второго – VII грудного позвонка).

В 29 случаях переломы были множественными. Всего в исследуемой группе были получены данные о 70 низкотравматичных переломах в анамнезе.

Распространенность различных переломов представлена на рис. 2.

 

Рис. 2. Низкотравматичные переломы костей скелета, зарегистрированные при анкетном опросе пациентов с СД2.

 

Распространенность переломов была наиболее велика в группе больных 44–59 лет и составила 34,5% (19 человек из 55). В группах 60–74 лет и 75 лет и более распространенность переломов составила 26% (26 человек из 100) и 32,2% (19 человек из 59) соответственно.

Распространенность переломов среди всех мужчин составила 43,2% (у 29 из 67 пациентов), среди всех женщин – 24,7% (36 из 146 пациенток).

При оценке традиционных факторов риска переломов обнаружено, что среди опрошенных 35 (16%) человек были курильщиками. Глюкокортикоидные препараты получали 9 (4%) пациентов. Однако по этим параметрам группы пациентов с переломами и без них не отличались. Различия по основным факторам риска переломов в когорте пациентов с переломами и без них суммированы в табл. 1.

Таблица 1. Сравнительная характеристика пациентов с сахарным диабетом 2 типа с наличием и отсутствием переломов в анамнезе

Параметр

Отсутствие переломов

Наличие переломов

P

Среднее (95% ДИ)

N

149

65

 

Возраст, годы

65,8 (63,9–67,7)

67,0 (64,3–69,7)

0,735

Пол М (%): Ж (%)

38 (56,7):110 (73,3)

29 (43,3): 36 (24,7)

0,01

Индекс массы тела, кг/м2

32,4 (31,4–33,4)

30,4 (28,9–32,0)

0,022

Продолжительность заболевания СД2, годы

9,5 (8,3–10,9)

10,1 (7,5–12,7)

0,781

HbA1c, %

8,1 (7,6–8,6)

8,2 (5,9–10,5)

0,805

Скорость клубочковой фильтрации, мл/мин /1,73 м2

63,7 (58,7–68,7)

54,3 (40,5–68,2)

0,446

Возраст наступления менопаузы у женщин, годы

49,6 (47,6–51,5)

46,2 (36,3–56,0)

0,854

Кол-во пациентов с падениями в анамнезе за последний год

21 из 149

18 из 65

0,022

 

Таким образом, пациенты с СД2 и переломами чаще падали за последний год и имели статистически значимо меньший ИМТ. Переломы чаще происходили у мужчин. При проведении многофакторного анализа ИМТ оказался менее значимым фактором риска по сравнению с мужским полом и падениями в анамнезе.

Всего о падениях за последний год сообщили 39 из 214 пациентов с СД2 (18,2%). При этом в группе больных с переломами в анамнезе о падениях за последний год сообщили 27,7%, а в группе без переломов – 14,1%, различие было статистически достоверным, при отношении шансов 2,34 (1,14–4,76), p=0,022 (рис. 3).

 

Рис. 3. Падения за последний год у пациентов с сахарным диабетом 2 типа с наличием и отсутствием переломов в анамнезе.

 

Хотя в данной выборке мужчин было меньше, они чаще сообщали о переломах в анамнезе (в 43,3% случаев), чем женщины (24,7%) (p=0,01) (рис. 4).

 

Рис. 4. Переломы у мужчин и женщин с сахарным диабетом 2 типа.

 

Несмотря на высокую распространенность низкотравматичных переломов, очень малому числу исследуемых пациентов ранее была проведена диагностика остеопороза. О проведении рентгенографии для диагностики компрессионных деформаций тел позвонков сообщили два пациента, рентгеновская остеоденситометрия была выполнена 7 (3%) пациентам. Только один пациент из числа опрошенных принимал препараты для лечения остеопороза (из группы бисфосфонатов). Всего 13 пациентов (5,8%) когда-либо принимали препараты кальция или комбинированные препараты кальция и витамина D.

Было отмечено, что потребление кальция с пищей в исследуемой группе пациентов было невысоким. Согласно последним рекомендациям Национального института здоровья США, оптимальное суточное потребление кальция для мужчин и женщин 25–50 лет составляет 1000 мг, старше 71 года – 1200 мг. Для женщин в возрасте 51–70 лет рекомендуется употребление 1200 мг кальция в сутки, для мужчин того же возраста – 1000 мг [12]. У исследуемых пациентов средний уровень потребления кальция с пищей составил 729 мг в сутки.

У 64,7% больных было обнаружено наличие осложнений заболевания. Диабетическая полинейропатия (сенсорная или сенсомоторная) была диагностирована у 64 (29,9%) пациентов, диабетическая ретинопатия (различной степени тяжести) – у 69 (32,2%) пациентов, а диабетическая нефропатия – у 9 (4,2%) больных. При этом непролиферативная стадия ретинопатии обнаружена у 44, препролиферативная – у 19, пролиферативная – у 5 и терминальная – у одного пациента. Диабетическая нефропатия была диагностирована у 10 (4%) больных. У 6 пациентов заболевание находилось на стадии микроальбуминурии, у 3 пациентов – на стадии протеинурии. У одного пациента развилась хроническая почечная недостаточность. Данную классификацию диабетической нефропатии в настоящее время не используют, однако она была актуальной на момент проведения исследования и получена при анализе амбулаторных карт пациентов.

У 78 (36,4%) пациентов была диагностирована диабетическая макроангиопатия (цереброваскулярная болезнь, ишемическая болезнь сердца или облитерация сосудов нижних конечностей). У 11 (5%) пациентов был установлен синдром диабетической стопы.

Не удалось выявить взаимосвязи между различными осложнениями СД и частотой переломов в анамнезе.

Обсуждение

В настоящей статье впервые в Российской Федерации проанализированы факторы риска, частота и структура низкотравматичных переломов у пациентов с СД2, проживающих в одном из районов г. Москвы и получающих амбулаторную помощь в условиях городской поликлиники. Ранее было проведено эпидемиологическое исследование частоты переломов среди пациентов с СД2 по обращению пациентов в травматологический пункт г. Москвы по сравнению с лицами без данного заболевания [13]. Исследования принципиально отличаются по дизайну и позволяют получить разную информацию о патологии скелета у пациентов с СД2. Так, исследование частоты переломов у пациентов с СД2 по сравнению с лицами без диабета позволило установить более высокую частоту переломов ребер и таза у больных СД2 (ОР -1,99) и тенденцию к повышению шансов переломов бедра (ОР-2.18), хотя и не достигшую статистически значимого уровня. Анкетирование пациентов с СД2, проживающих в одном районе г. Москвы, позволяет проанализировать частоту и структуру переломов внутри этой группы пациентов и факторы риска их возникновения. Поиск дополнительных факторов риска, помимо данных остеоденситометрии, особенно актуален у пациентов с СД2 ввиду стабильно высоких показателей МПК, традиционно описываемых у этих больных [3, 9]. При этом, по данным зарубежной литературы, в качестве возможных причин снижения способности скелета противостоять механическому воздействию при СД2 рассматривают несколько факторов. Ряд исследователей выдвигают гипотезу, что повышенный риск падений у больных СД2 увеличивает риск переломов [6, 14]. Такой же результат был получен и в настоящей работе. Логично было бы объяснить повышение склонности к падениям наличием осложнений заболевания. Нарушение зрения при диабетической ретинопатии, нарушение чувствительности в ногах при диабетической полинейропатии, гипогликемии, головокружения при поражении сосудов головного мозга увеличивают риск падений и, следовательно, возможных переломов костей [7, 15, 16]. Вместе с тем, мета-анализ факторов риска переломов не позволил выявить какое-то одно осложнение СД2 в качестве определяющего риск переломов [7]. Подобный результат был получен и в настоящем исследовании: склонность к падениям, которая оценивалась на основании наличия или отсутствия падений за предыдущий год, явилась существенным фактором риска переломов, но связать эту предрасположенность с каким-либо осложнением СД не удалось. Некоторые исследователи считают, что предрасположенность к переломам определяется изменениями качества коллагена костной ткани, обусловленными гликированием коллагена в условиях гипергликемии [16]. Образование конечных продуктов гликозилирования оказывает значительное влияние на обмен веществ в кости и ее прочность, эти же факторы могут значительно изменять регуляцию метаболизма костной ткани, процессы остеобластогенеза и остеокластогенеза [17, 18]. Например, диабетическая полинейропатия может приводить к усилению процесса резорбции кости, а микро- и макроангиопатия – нарушать кровоснабжение костной ткани. В настоящем исследовании различий по уровню гликированного гемоглобина у пациентов с переломами и без выявлено не было. Однако в одной из работ плохая компенсация СД была фактором риска переломов [19]. Дополнительным фактором риска переломов считается дефицит инсулина [20]. Так, при СД 1 типа при снижении уровня этого гормона развивается остеопения. Известно, что инсулин оказывает на кость прямое и непрямое влияние, в частности, приводит к увеличению синтеза коллагена остеобластами. В исследованиях in vitro в условиях дефицита инсулина было обнаружено снижение уровня кальцификации и оссификации вновь сформированной ткани, а также нарушение формирования хряща. Вместе с тем, проведены работы, которые продемонстрировали повышение риска переломов при назначении инсулина, возможно, это связано с длительным течением СД у пациентов с СД2 и развитием комплекса осложнений. Средняя продолжительность СД в настоящем исследовании составила 7 лет, и зависимости возникновения переломов от длительности заболевания найти не удалось. Кроме того, некоторые лекарственные препараты, предназначенные для терапии СД2 (например, тиазолидиндионы), приводят к нарушению микроархитектоники кости и повышают риск развития переломов [20].

В проведенном исследовании о наличии низкотравматичных переломов в анамнезе сообщили около 30% пациентов, амбулаторно наблюдаемых по поводу СД2. Согласно полученным статистическим данным, распространенность переломов костей в России составляет 18,6 случаев на 1000 человек взрослого населения, или 21,5% [21]. В результате работы была подтверждена более высокая распространенность переломов в популяции больных СД2, по сравнению с ранее показанной по России. По данным международного фонда остеопороза, низкотравматичные переломы в общей популяции возникают у каждой третьей женщины и каждого пятого мужчины в возрасте старше 50 лет [22, 23]. Локализация выявленных переломов соответствует литературным данным. При изменении структуры кости наиболее подвержены травмам дистальные отделы верхних и нижних конечностей, тела позвонков и шейка бедра. Так, из 9 миллионов впервые произошедших в 2000 году переломов, 18,8% приходилось на переломы костей предплечья, 15,5% – тел позвонков [24].

Выявленная взаимосвязь между склонностью к падениям и переломам – более ожидаемая по сравнению с не зависящим от падений, самостоятельным фактором риска – мужским полом. В популяции в целом остеопоротические переломы у женщин возникают в 1,6 раза чаще, чем у мужчин. Возможно, не были в полной мере выявлены традиционные факторы риска, такие как злоупотребление алкоголем, что с большей вероятностью могло быть применимо к мужчинам. Кроме того, это может объясняться еще не выявленными специфическими для СД2 факторами риска.

Исследование имеет свои ограничения. В первую очередь, дизайн работы основан на анкетировании, что позволило выявить только внепозвоночные переломы, а также переломы тел позвонков, о которых пациент знал (лишь двое больных из 214 опрошенных). Возможно, это было дополнительным фактором, определяющим взаимосвязь переломов и падений. Данные могут отличаться при анализе, в том числе, переломов тел позвонков, что требует дополнительных исследований [12, 25]. Вместе с тем, несмотря на высокую распространенность переломов, о которых знал и пациент, и лечащий врач, немногим больным были проведены дополнительные исследования, такие как боковая рентгенография позвоночника, остеоденситометрия, а также назначено лечение. Это свидетельствует о необходимости образовательных мероприятий среди врачей эндокринологов-диабетологов.

Заключение

Распространенность низкотравматичных переломов в когорте пациентов с СД2 составляет 29,9%. При анализе преимущественно внепозвоночных переломов наиболее значимыми факторами риска оказались склонность к падениям и мужской пол пациентов. Проблема низкотравматичных переломов у пациентов с СД2 требует дальнейших исследований и распространения информации среди врачей различных специальностей.

Дополнительная информация

Источники финансирования. Данное исследование проводилось в рамках реализации научной программы, предусмотренной Государственным заданием, порученным ФГБУ "Эндокринологический научный центр" Минздрава России..

Конфликт интересов. Исследование является частью диссертационной работы Ялочкиной Т.О. Остальные авторы декларируют отсутствие потенциальных и явных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов. Ялочкина Т.О. – сбор материала, статистическая обработка данных, анализ полученных данных, подготовка текста; Белая Ж.Е. – разработка концепции и дизайна исследования, анализ полученных данных, подготовка текста; Рожинская Л.Я. – разработка концепции и дизайна исследования, анализ полученных данных, редактирование; Анциферов М.Б. – разработка концепции и дизайна исследования, анализ полученных данных, редактирование; Дзеранова Л.К. – разработка концепции и дизайна исследования, анализ полученных данных, редактирование; Мельниченко Г.А. – разработка концепции и дизайна исследования, анализ полученных данных, редактирование.

Tatiana Olegovna Yalochkina

Moscow outpatient clinic №219

Author for correspondence.
Email: tatiana540@mail.ru

Russian Federation, 47, bulvar Yana Raynisa, Moscow, 125373 Russian Federation MD

Janna Evgen'evna Belaya

Endocrinology Research Centre

Email: jannabelaya@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-6674-6441
SPIN-code: 4746-7173

Russian Federation MD, PhD

Lyudmila Yakovlevna Rozhinskaya

Endocrinology Research Centre

Email: rozh@endocrincentr.ru
SPIN-code: 5691-7775

Russian Federation MD, PhD, Professor

Michail Borisovich Antsiferov

Endocrinology Health Centre, Healthcare Service

Email: veldant@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-9944-2997
SPIN-code: 1035-4773

Russian Federation MD, PhD, Professor

Larisa Konstantinovna Dzeranova

Endocrinology Research Centre

Email: dzeranovalk@yandex.ru
SPIN-code: 2958-5555

Russian Federation MD, PhD

Galina Afanas'evna Melnichenko

Endocrinology Research Centre I.M. Sechenov First Moscow State Medical University

Email: teofrast2000@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-5634-7877
SPIN-code: 8615-0038

Russian Federation MD, PhD, Professor, academician of Russian Academy of Sciences

  1. Дедов И.И., Шестакова М.В. Сахарный диабет – глобальная медико-социальная проблема современности. // Consilium Medicum. – 2009. – №11 – С. 5-8. [Dedov II, Shestakova MV. Sakharnyi diabet – global’naya mediko-sotsial’naya problema sovremennosti. Consilium Medicum. 2009;(11):5-8. (In Russ)]
  2. Дедов И.И., Шестакова М.В., Викулова О.К. Государственный регистр сахарного диабета в Российской Федерации: статус 2014 г. и перспективы развития // Сахарный диабет. – 2015. – Т. 18. – №3 – C. 5-22 [Dedov II, Shestakova MV, Vikulova OK. National register of diabetes mellitus in Russian Federation. Diabetes mellitus. 2015;18(3):5-22. (In Russ)] doi: 10.14341/DM201535-22.
  3. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Белая Ж.Е., и др. Остеопороз – от редкого симптома эндокринных болезней до безмолвной эпидемии XX-XXI века // Проблемы Эндокринологии. – 2011. – Т. 57. – №1 – C. 35-45. [Dedov II, Mel’nichenko GA, Belaia ZE, et al. Osteoporosis: from a rare symptom of endocrine diseases to the tacit epidemic of XX-XXI centuries. Problems of Endocrinology. 2011;57(1):35-45. (In Russ)] doi: 10.14341/probl201157135-45.
  4. Bonds DE, Larson JC, Schwartz AV, et al. Risk of fracture in women with type 2 diabetes: the Women’s Health Initiative Observational Study. J Clin Endocrinol Metab. 2006;91(9):3404-3410. doi: 10.1210/jc.2006-0614.
  5. Vestergaard P. Discrepancies in bone mineral density and fracture risk in patients with type 1 and type 2 diabetes--a meta-analysis. Osteoporos Int. 2007;18(4):427-444. doi: 10.1007/s00198-006-0253-4.
  6. Janghorbani M, Feskanich D, Willett WC, Hu F. Prospective study of diabetes and risk of hip fracture: the Nurses’ Health Study. Diabetes Care. 2006;29(7):1573-1578. doi: 10.2337/dc06-0440.
  7. Melton LJ, 3rd, Leibson CL, Achenbach SJ, et al. Fracture risk in type 2 diabetes: update of a population-based study. J Bone Miner Res. 2008;23(8):1334-1342. doi: 10.1359/jbmr.080323.
  8. Janghorbani M, Van Dam RM, Willett WC, Hu FB. Systematic review of type 1 and type 2 diabetes mellitus and risk of fracture. Am J Epidemiol. 2007;166(5):495-505. doi: 10.1093/aje/kwm106.
  9. de Liefde, van der Klift M, de Laet CE, et al. Bone mineral density and fracture risk in type-2 diabetes mellitus: the Rotterdam Study. Osteoporos Int. 2005;16(12):1713-1720. doi: 10.1007/s00198-005-1909-1.
  10. Евстигнеева Л.П., Солодовников А.Г., Ершова О.Б., и др. Остеопороз. Диагностика, профилактика и лечение. Клинические рекомендации. – М.: Геотар-Медиа; 2010. [Evstigneeva LP, Solodovnikov AG, Ershova OB, et al. Osteoporoz. Diagnostika, profilaktika i lechenie. Klinicheskie rekomendatsii. Moscow: Geotar-Media; 2010 (In Russ)].
  11. Glas AS, Lijmer JG, Prins MH, et al. The diagnostic odds ratio: a single indicator of test performance. Journal of Clinical Epidemiology. 2003;56(11):1129-1135. doi: 10.1016/s0895-4356(03)00177-x.
  12. U.S. Department of Health & Human Services, National Institutes of Health. Calcium. Dietary Supplement Fact Sheet. 2016. Available at: https://ods.od.nih.gov/factsheets/Calcium-HealthProfessional/
  13. Гусова А.А., Павлова М.Г., Мельниченко Г.А., и др. Риск переломов у больных сахарным диабетом. // Клиницист. – 2007. – №4 – С.11-17. [Gusova AA, Pavlova MG, Mel’nichenko GA, et al. Risk for fractures in patients with diabetes mellitus. The Clinician. 2007;(4):11-17. (In Russ)]
  14. Leslie WD, Rubin MR, Schwartz AV, Kanis JA. Type 2 diabetes and bone. J Bone Miner Res. 2012;27(11):2231-2237. doi: 10.1002/jbmr.1759.
  15. Белая Ж.Е., Рожинская Л.Я. Падения – важная социальная проблема пожилых людей, основные механизмы развития и пути предупреждения. // Русский медицинский журнал. 2009. – Т.17. – №24 – С. 1614-1619. [Belaya ZhE, Rozhinskaya LYa. Padeniya – vazhnayasotsial’naya problema pozhilykh lyudei, osnovnye mekhanizmy razvitiya i puti preduprezhdeniya. Russkiĭ medit︠s︡inskiĭ zhurnal.2009;17(24):1614-1619. (In Russ)]
  16. Saito M, Marumo K. Bone quality in diabetes. Front Endocrinol (Lausanne). 2013;4:72. doi: 10.3389/fendo.2013.00072.
  17. Гребенникова Т.А., Белая Ж.Е., Рожинская Л.Я., и др Эпигенетические аспекты остеопороза. // Вестник Российской Академии Медицинских Наук. – 2015. – Т. 70. – №5 – С.541-548. [Grebennikova TA, Belaya ZhE, Rozhinskaya LYa, et al. Epigenetic Aspects of Osteoporosis. Annals of the Russian academy of medical sciences. 2015;70(5):541-548. (In Russ)] doi: 10.15690/vramn.v70.i5.1440.
  18. Dede AD, Tournis S, Dontas I, Trovas G. Type 2 diabetes mellitus and fracture risk. Metabolism. 2014;63(12):1480-1490. doi: 10.1016/j.metabol.2014.09.002.
  19. Li CI, Liu CS, Lin WY, et al. Glycated Hemoglobin Level and Risk of Hip Fracture in Older People with Type 2 Diabetes: A Competing Risk Analysis of Taiwan Diabetes Cohort Study. J Bone Miner Res. 2015;30(7):1338-1346. doi: 10.1002/jbmr.2462.
  20. Gilbert MP, Pratley RE. The impact of diabetes and diabetes medications on bone health. Endocr Rev. 2015;36(2):194-213. doi: 10.1210/er.2012-1042.
  21. Андреева Т.М. Травматизм в Российской Федерации на основе данных статистики. // Социальные аспекты здоровья населения. – 2010. – №4. [Andreeva TM. Traumatism in the Russian Federation on the basis of statistics data. Sotsial’nye aspekty zdorov’ya naseleniya. 2010;(4). (In Russ)] Available from: http://vestnik.mednet.ru/content/view/234/
  22. Melton LJ 3rd, Atkinson EJ, O’Connor MK, et al. Bone density and fracture risk in men. J Bone Miner Res. 1998;13(12):1915-1923. doi: 10.1359/jbmr.1998.13.12.1915.
  23. Melton LJ 3rd, Chrischilles EA, Cooper C, et al. Perspective. How many women have osteoporosis? J Bone Miner Res. 1992;7(9):1005-1010. doi: 10.1002/jbmr.5650070902.
  24. Johnell O, Kanis JA. An estimate of the worldwide prevalence and disability associated with osteoporotic fractures. Osteoporos Int. 2006;17(12):1726-1733. doi: 10.1007/s00198-006-0172-4.
  25. Гусова А.А., Павлова М.Г., Алексеенко А.А., и др. Частота развития переломов различной локализации у пациентов с сахарным диабетом. / V Всероссийский конгресс эндокринологов; Октябрь 30- Ноябрь 2, 2006. [Gusova AA, Pavlova MG, Alekseenko AA, et al. Chastotarazvitiya perelomov razlichnoi lokalizatsii u patsientov s sakharnym diabetom. (Conference proceedigs) V Vserossiiskii kongress endokrinologov; 2006 oct 30-nov 2; Moscow. (In Russ)].

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Views

Abstract - 2238

PDF (Russian) - 1041

Cited-By


PlumX


Copyright (c) 2016 Yalochkina T.O., Belaya J.E., Rozhinskaya L.Y., Antsiferov M.B., Dzeranova L.K., Melnichenko G.A.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.