Уважаемые пользователи!

Данный сайт содержит информацию для людей с медицинским образованием и специалистов здравоохранения.
Входя на сайт, Вы подтверждаете свое согласие с Условиями использования и Политикой конфиденциальности.



Dear visitor!
This site contains medical information for healthcare professionals.
You can go further, if you agree with Terms and Conditions and Privacy Policy on this site.

Study of molecular basis of thyroid dysgenesis

Cover Page

Abstract


Congenital hypothyroidism is a heterogeneous group of diseases, which is manifested by loss of function of the thyroid gland that affects infants from birth. 80–85% of cases are due to different types of thyroid dysgenesis. 5 genes have been described that are involved in the pathogenesis of thyroid dysgenesis: TSHR, PAX8, FOXE1, NKX2-1, NKX2-5.

Aims. To evaluate the prevalence of mutations in the genes TSHR, PAX8, FOXE1, NKX2-1, NKX2-5 among patients with severe congenital hypothyroidism.

Materials and methods. 161 patients (64 boys, 97 girls) with congenital hypothyroidism (TSH levels at neonatal screening or retesting greater than 90 mU/l) were included in the study. 138 subjects had different variants of thyroid dysgenesis, and 23 patients had normal volume of the gland. A next generation sequencing was used for molecular-genetic analysis. Sequencing was performed using PGM semiconductor sequencer (Ion Torrent, Life Technologies, USA) and a panel “Hypothyroidism” (Custom DNA Panel). Assessment of the pathogenicity of sequence variants were carried out according to the latest international guidelines (ACMG, 2015).

Results. 13 patients had variants in thyroid dysgenesis genes (8,1%, 13/161): TSHR, n = 6; NKX2-1, n = 3; NKX2-5, n = 1; PAX8, n = 3; FOXE1, n = 0.

Conclusions. Mutations in thyroid dysgenesis genes are a rare pathology. The majority of variants among our patients were identified in TSHR.


Дисгенезия щитовидной железы (ЩЖ) объединяет гетерогенную группу пороков развития органа и согласно исследованиям, основанным на методах визуализации, составляет 80–85% всех случаев врожденного гипотиреоза (ВГ) [1, 2]. В структуре данной патологии выделяют аплазию ЩЖ (20–30%) вследствие нарушения процессов детерминации или ускорения апоптоза предшественников фолликулярных клеток ЩЖ, эктопию (50–60%), обусловленную преждевременным прекращением миграционного процесса, а также гипоплазию органа (5%) [2–4].

К настоящему моменту идентифицировано 5 генов, ответственных за развитие ВГ вследствие дисгенезии ЩЖ: TSHR, PAX8, FOXE1, NKX2-1, NKX2-5 [5]. Изучение молекулярных механизмов, лежащих в основе патогенеза дисгенезии органа, позволило выделить изолированные формы заболевания и ВГ в составе наследственных синдромов [5]. Так, мутации в генах PAX8 и TSHR приводят к изолированным нарушениям процессов эмбриогенеза ЩЖ [5], мутации в NKX2-1 и FOXE1 – к синдромам “мозг – легкие – щитовидная железа” и Бамфорта–Лазаруса соответственно [5]. Обособленное положение занимает ген NKX2-5, экспрессия которого выявлена помимо щитовидной железы также и в сердце [6, 7]. Исходя из профиля экспрессии, мутации в NKX2-5 должны приводить к синдромальной форме заболевания, однако на сегодняшний день нет достоверных данных ни о роли данного гена в самих процессах эмбриогенеза ЩЖ, ни о случаях мутаций с доказанной патогенностью, приводящих к развитию дисгенезии ЩЖ [6, 7].

В настоящей работе впервые в Российской Федерации изучена частота мутаций в генах, ответственных за развитие дисгенезии щитовидной железы, на выборке из 161 пациента.

Цель

Изучить частоту моногенных форм тяжелого врожденного гипотиреоза вследствие мутаций в генах TSHR, PAX8, FOXE1, NKX2-1, NKX2-5.

Методы

Дизайн исследования

Проведено обсервационное многоцентровое одномоментное выборочное неконтролируемое исследование с участием пациентов с тяжелым врожденным гипотиреозом.

Критерии соответствия

Критерием включения в исследование было повышение уровня тиреотропного гормона (ТТГ) по данным неонатального скрининга или ретестирования более 90 мМЕ/л. Неонатальный скрининг был проведен всем пациентам по месту жительства в соответствии с приказом Минздравсоцразвития РФ от 22.03.2006 №185 “О массовом обследовании новорожденных детей на наследственные заболевания”.

Критерием исключения из исследования было увеличение размеров щитовидной железы (ВОЗ, 2003) по данным неонатального скрининга.

Условия проведения

Первичное обследование и набор пациентов были проведены на следующих базах: ФГБУ “Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии” Минздрава России (Москва), ГБУЗ РБ “Республиканская детская клиническая больница” (Уфа), ГБУЗ СО “Областная детская клиническая больница №1” (Екатеринбург).

Продолжительность исследования

Набор пациентов проводился в период с ноября 2014 г. по сентябрь 2016 г.

Исходы исследования

В ходе проведения молекулярно-генетического исследования оценивались наличие и частота обнаружения мутаций в генах TSHR, NKX2-1, NKX2-5, PAX8, FOXE1.

Методы регистрации исходов

Молекулярно-генетический анализ проводился в лаборатории отделения наследственных эндокринопатий ФГБУ “НМИЦ эндокринологии” Минздрава России. Геномную ДНК выделяли из лейкоцитов периферический крови стандартным методом (набор Pure Link, Genomic DNA Mini Kit, Life Technologies, США). Для молекулярно-генетического анализа применялся метод NGS. Использовалась разработанная в отделении наследственных эндокринопатий ФГБУ “НМИЦ эндокринологии” Минздрава России панель праймеров для мультиплексной ПЦР и секвенирования с применением технологии Ion Ampliseq™ Custom DNA Panel (Life Technologies, США). Панель праймеров “Гипотиреоз” охватывает кодирующие области следующих генов: TPO, PAX8, NKX2-5, IYD, SLC26A4, TG, GLIS3, FOXE1, NKX2-1, DUOX2, DUOX1, DOUXA2, TSHR, SLC5A5, TSHB, THRB, THR, UBR1, THRA, SLC16A2. Подготовка библиотек и эмульсионная ПЦР проводились в соответствии с рекомендациями производителя. Секвенирование осуществлялось на полупроводниковом секвенаторе PGM (Ion Torrent, Life Technologies, США). Биоинформатическая обработка результатов секвенирования проводилась с помощью программного модуля Torrent Suite 4.2.1 (Ion Torrent, Life Technologies, США) и пакета программ Annovar (версия 2014Nov12) [8]. После анализа полученных данных проводилось подтверждение полученных мутаций на секвенаторе Genetic Analyzer Model 3130 (Life Technologies, США). В качестве референсных последовательностей генов использовались ссылки Genbank (http://www.ncbi.nlm.nih.gov/genbank). Интерпретация результатов исследований и оценка патогенности нуклеотидных изменений проводились согласно международным рекомендациям [9]. Обозначение мутаций проведено в соответствии с рекомендациями den Dunnen и Antonarakis [10].

Одному пациенту с подозрением на обширную делецию в гене PAX8 по результатам анализа покрытия NGS и пациентам с одной гетерозиготной мутацией в гене TSHR (n = 3) проведена мультиплексная амплификация лигазо-связанных проб (multiplex ligation-dependent probe amplification, MLPA). При этом использовался набор зондов SALSA MLPA probemix P319, включающих последовательность генов TPO, PAX8, FOXE1, NKX2-1, TSHR (MRC-Holland, Нидерланды), и стандартный набор реагентов SALSA MLPA EK1–FAM (MRC-Holland, Нидерланды). Обработка полученных данных проведена с использованием программного обеспечения Coffalyser.Net (MRC-Holland, Нидерланды).

Этическая экспертиза

Данное исследование одобрено локальным этическим комитетом ФГБУ “НМИЦ эндокринологии” Минздрава России (протокол №12 от 22.10.2014). Информированное согласие было получено от всех обследованных пациентов; если возраст обследованных не достиг 15 лет, информированное согласие было подписано законным представителем в соответствии с протоколом исследования.

Статистический анализ

Размер выборки участников предварительно не рассчитывался. Статистическая обработка данных проводилась на персональном компьютере с использованием пакета прикладных программ Exel Microsoft Office 2013 и STATISTICA 10.0 (StatSoftInc., USA, Version 10.0). Для количественных признаков рассчитывались медианы (Me), перцентили [25; 75].

Результаты

Объекты (участники) исследования

В исследование был включен 161 пациент с диагнозом “врожденный гипотиреоз” (ТТГ более 90 мМЕ/л).

Медиана возраста пациентов на момент проведения исследования составила 5,1 года [2,9; 10,8], самому младшему пациенту было 2 нед, старшему – 17 лет 11 мес. Распределение по полу было следующим: 97 девочек (60,25%) и 64 мальчика (39,75%).

В ходе проведения ультразвукового исследования щитовидной железы получены следующие результаты: щитовидная железа нормального объема выявлена у 23 пациентов, гипоплазия – у 97, эктопия органа – у 10 и полная аплазия – у 31 обследуемого.

Основные результаты исследования

По результатам проведенного молекулярно-генетического исследования мутации в гене TSHR были выявлены у 6 пациентов (3,73%, 6/161), NKX2-1 – у 3 обследуемых (1,86%, 3/161), NKX2-5 – у 1 (0,62%, 1/161), PAX8 – у 3 (1,86%, 3/161) (таблица). Мутации в гене FOXE1 обнаружены не были.

В нашем исследовании компаунд-гетерозиготная мутация в гене TSHR выявлена у одного пациента (N4), у двух сибсов от близкородственного брака (N1-1 и N1-2) выявлена гомозиготная мутация, трое пациентов (N2, N3-1, N3-2) имели по одной гетерозиготной мутации (таблица). Пациентам из последней группы (N2, N3-1, N3-2) проведено дополнительное генетическое исследование методом мультиплексной амплификации лигазо-связанных проб, однако патологических изменений выявлено не было.

Среди идентифицированных нами нуклеотидных изменений ранее описанной оказалась только миссенс-мутация c.C484G p.P162A (замена пролина на аланин в положении 162) [11]. По результатам функционального исследования выявлено, что для стимуляции мутантного рецептора требуется значительное повышение уровня ТТГ (в 20 раз) по сравнению с нормой [11].

Клинически у пациентов с мутациями в TSHR выявлены уменьшенные или нормальные размеры ЩЖ, что согласуется с патогенезом заболевания (таблица). У двух сибсов с гомозиготной мутацией p.I47fs обнаружена аплазия ЩЖ, что вероятно связано с полной утратой рецептором функциональной активности.

Различные нуклеотидные изменения в гене NKX2-1 выявлены у 3 пациентов: 2 делеции со сдвигом рамки считывания, которые были классифицированы как патогенные, и 1 миссенс-мутация с неопределенной патогенностью (таблица, подробное описание клинического случая N5 было представлено нами ранее [12]). Все нуклеотидные изменения выявлены в гетерозиготном состоянии, что согласуется с аутосомно-доминантным типом наследования, характерным для данного заболевания [13]. У пациентов N5 и N7 помимо ВГ были диагностированы дополнительные компоненты синдрома. С первых месяцев жизни у пациента N5 выявлена мышечная гипотония, задержка моторного развития, в возрасте 15 мес появились гиперкинезы ног. У пациента N7 выявлен наиболее тяжелый вариант заболевания. При рождении отмечалась нарастающая дыхательная недостаточность, потребовавшая перевода ребенка на искусственную вентиляцию легких (снят в возрасте 1 мес), диагностирована внутриутробная правосторонняя очагово-сливная пневмония. При осмотре в возрасте 7 мес обращает на себя внимание общая мышечная гипотония, гиперкинезы не выявлены.

У трех пациентов были идентифицированы мутации в гене PAX8 (таблица): 2 миссенс-мутации с неопределенной патогенностью и 1 обширная делеция. Среди данных пациентов особый интерес представляет обследуемый N11. В ходе анализа результатов высокопроизводительного параллельного секвенирования была заподозрена обширная делеция гена, что и было доказано методом MLPA (рисунок). По данным ультразвукового исследования у всех пациентов из данной группы выявлена гипоплазия ЩЖ, которая является характерным проявлением дефектов в гене PAX8 [14].

 

Спектр нуклеотидных изменений, выявленных в генах, ответственных за развитие дисгенезии ЩЖ, и клиническая характеристика пациентов

 

Результаты MLPA у пациента N11.

 

В данном исследовании выявлена 1 гетерозиготная миссенс-мутация в гене NKX2-5 (таблица), отнесенная к вариантам с неопределенной патогенностью, пороков развития сердца у данного пациента не обнаружено.

Обсуждение

Резюме основного результата исследования

В нашем исследовании был проведен анализ генов-кандидатов, мутации в которых приводят к развитию различных нарушений органогенеза ЩЖ (TSHR, PAX8, FOXE1, NKX2-1, NKX2-5), на выборке из 161 пациента из Российской Федерации. Полученные нами результаты подтвердили, что мутации в генах дисгенеза являются крайне редкой патологией, что согласуется с данными мировой литературы [15, 16].

Обсуждение основного результата исследования

Первые масштабные исследования по изучению этиологии врожденного гипотиреоза и распространенности различных форм заболевания были основаны на методах визуализации [1, 2, 17]. При этом ВГ, обусловленный дисгенезией органа, выявлен у 80–85% пациентов, остальные 15–20% случаев были обусловлены дисгормоногенезом и сопряжены с увеличением размеров ЩЖ [1, 2, 17]. Полученные данные позволили предположить, что основной причиной развития ВГ являются мутации в генах-кандидатах, ответственных за эмбриогенез щитовидной железы. Последующие исследования были направлены на подтверждение данной гипотезы [15, 16]. Однако молекулярная основа была установлена менее чем у 6% обследуемых [15, 16].

Инактивирующие мутации TSHR приводят к широкому фенотипическому спектру, от тяжелого врожденного гипотиреоза до изолированного повышения уровня ТТГ. Чувствительность тканей щитовидной железы к стимулирующему действию ТТГ может полностью отсутствовать, что приводит к нарушению роста органа [11, 18]. Степень резистентности к ТТГ зависит от типа мутации и количества мутировавших аллелей [18]. Тяжелый врожденный гипотиреоз с гипоплазией ЩЖ, как правило, встречается при биаллельных мутациях, в то время как моноаллельные изменения приводят к мягким формам заболевания [18]. Однако фенотипическая вариабельность является характерной чертой мутаций гена TSHR, в том числе описаны случаи гипоплазии железы при гетерозиготных изменениях [18]. К настоящему моменту в гене TSHR выявлено более 60 инактивирующих мутаций, приводящих к развитию синдрома резистентности к ТТГ [18]. Мутации распределены по всей длине гена, за исключением интрацеллюлярной С-концевой области [18]. В нашем исследовании различные нуклеотидные изменения в гене TSHR выявлены у 6 обследуемых, в том чисел у 2 пар сибсов. Интересно, что у пациентов N2, N3-1, N3-2 было обнаружено только по 1 гетерозиготной миссенс-мутации, несмотря на наличие у них тяжелого ВГ. Мутация p.C301Y представляет собой замену цистеина на тирозин в области цистеин-богатых доменов, что должно приводить к нарушению связывания с лигандом и, возможно, к дезорганизации третичной структуры белка. Миссенс-мутация c.C484G p.P162A (пациент N2) была ранее исследована, ее патологическая значимость доказана in vitro [11].

В гене NKX2-1 описано более 70 мутаций [5], которые приводят к развитию синдрома “мозг – легкие – щитовидная железа”, классическими проявлениями которого являются доброкачественная наследственная хорея, гипотиреоз и респираторный дистресс-синдром [13]. Однако совокупность всех трех симптомов данного заболевания встречается только в 50% случаев и чаще всего обусловлена наличием таких мутаций, как инсерции и делеции со сдвигом рамки считывания [13]. В нашей когорте наиболее тяжелое течение заболевания также отмечалось именно у пациентов с обширными делециями гена NKX2-1.

Кодируемый геном PAX8 белок является транскрипционным фактором, принадлежащим к семейству PAX, отличительной чертой которого является наличие консервативного ДНК-связывающего домена (paired box domain) [19]. Существует описание более 20 инактивирующих мутаций в данном гене, большинство из которых локализовано в ДНК-связывающем домене [19]. В проведенном нами исследовании выявлена мутация c.G440A p.C147Y, локализованная в экзоне 5, кодирующем фрагмент белка между ДНК-связывающим доменом и консервативным октапептидом [20]. Ранее мутации в этой части PAX8 идентифицированы не были, в связи с чем влияние данного изменения на функцию белка не определено [20]. Миссенс-мутация c.A701G p.E234G расположена в центральном гомеодомене, должна приводить к снижению транскрипционной активности [20].

Относительно роли белка NKX2-5 в процессах развития и функционирования щитовидной железы к настоящему моменту остается большое количество вопросов. Известно лишь о наличии экспрессии NKX2-5 в зачатке щитовидной железы во время эмбриогенеза [6], в связи с чем мутации в этом гене и были предложены как новый механизм формирования дисгенезии щитовидной железы [7]. После выдвижения данной теории M. Dentice и соавт. провели скрининг группы пациентов с различными вариантами дисгенезии ЩЖ и врожденным гипотиреозом на наличие мутаций в гене NKX2-5, в результате чего у четырех обследуемых были идентифицированы 3 различные миссенс-мутации в гетерозиготном состоянии [7]. При ультразвуковом исследовании у троих пациентов выявлена эктопия, у одного – аплазия ЩЖ, незначительные нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы обнаружены только у одного пациента [7]. Функциональные исследования в ходе данной работы были проведены для всех мутаций, при этом отмечалось снижение активации промотеров генов TG, TPO и DUOX2 [7]. Несмотря на полученные результаты, патогенность изменений вызывает сомнения по ряду причин. Во-первых, аналогичные мутации были выявлены у здоровых родителей, во-вторых, одна из мутаций идентифицирована у одного обследуемого из группы контроля [7]. Авторы исследования объясняют это различной степенью пенетрантности и вариабельной экспрессией гена на уровне тканей ЩЖ и сердца [7]. Между тем на сегодняшний день в мировой литературе не представлено весомых доказательств выдвинутых гипотез.

Мутации гена FOXE1 сопровождаются формированием классического симптомокомплекса: врожденный гипотиреоз, аплазия ЩЖ, расщелина неба, двусторонняя атрезия хоан, раздвоенный надгортанник и “стоящие торчком” волосы, получившего название синдром Бамфорта–Лазаруса [21, 22]. К настоящему моменту в гене FOXE1 зарегистрировано всего 6 миссенс-мутаций, все расположены в ДНК-связывающем домене [5, 22]. У пациентов из нашей когорты мутации в гене FOXE1 обнаружены не были, что было ожидаемо, так как ни у одного пациента не выявлено классических проявлений синдрома.

Ограничения исследования

Идентификация у наших пациентов ранее не описанных нуклеотидных изменений требует проведения функциональных исследований in vivo или in vitro с целью уточнения влияния данных мутаций на функциональную активность белка. Несмотря на то что эти исследования в нашей работе проведены не были, обнаруженные мутации имеют высокую вероятность патогенности по результатам прогнозирования in silico.

Заключение

Проведенное нами исследование подтвердило низкую частоту встречаемости мутаций в генах TSHR, PAX8, FOXE1, NKX2-1, NKX2-5. Тем не менее всем детям с диагнозом “врожденный гипотиреоз” рекомендуется проведение молекулярно-генетического исследования, что в ряде случаев позволит определить оптимальную тактику наблюдения и ведения пациентов, а в дальнейшем провести генетическое консультирование по вопросам дальнейшего планирования семьи.

Дополнительная информация

Источник финансирования. Работа выполнена при содействии Фонда поддержки и развития филантропии “КАФ”.

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Nina A. Makretskaya

Endocrinology Research Centre

Author for correspondence.
Email: makretskayan@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-0412-7140
SPIN-code: 4467-7880

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, research associate

Olga B. Bezlepkina

Endocrinology Research Centre

Email: olgabezlepkina@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-9621-5732
SPIN-code: 3884-0945

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD, Professor

Anna A. Kolodkina

Endocrinology Research Centre

Email: anna_kolodkina@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-7736-5372
SPIN-code: 6705-6630

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD, senior research associate

Alexey V. Kiyaev

Ural State Medical University

Email: thyroend@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-5578-5242
SPIN-code: 7092-7894

Russian Federation, 3, Repina street, Ekaterinburg, 620028

MD, PhD, assistant professor

Evgeny V. Vasilyev

Endocrinology Research Centre

Email: vas-evg@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-1107-362X
SPIN-code: 5767-1569

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

PhD, senior research associate

Vasily M. Petrov

Endocrinology Research Centre

Email: petrov.vasiliy@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-0520-9132
SPIN-code: 4358-2147

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

PhD, senior research associate

Olga A. Chikulaeva

Endocrinology Research Centre

Email: chikulaeva.olga@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-4743-4661
SPIN-code: 3290-1518

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD

Oleg A. Malievsky

Republican Children’s Clinical Hospital

Email: malievsky@list.ru
ORCID iD: 0000-0003-2599-0867
SPIN-code: 6813-5061

Russian Federation, 98, Stepan Kuvykina street, Ufa, Bashkortostan Republic, 450092

MD, PhD, Professor

Ivan I. Dedov

Endocrinology Research Centre

Email: dedov@endocrincentr.ru
ORCID iD: 0000-0002-8175-7886
SPIN-code: 5873-2280

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD, Professor

Anatoliy N. Tyulpakov

Endocrinology Research Centre

Email: ant@endocrincentr.ru
ORCID iD: 0000-0001-8500-4841
SPIN-code: 8396-1798

Russian Federation, 11, Dm. Ulyanova street, Moscow, 117036

MD, PhD

  • Devos H, Rodd C, Gagne N, et al. A search for the possible molecular mechanisms of thyroid dysgenesis: sex ratios and associated malformations. J Clin Endocrinol Metab. 1999;84(7): 2502-2506. doi: 10.1210/jcem.84.7.5831.
  • Bubuteishvili L, Garel C, Czernichow P, Léger J. Thyroid abnormalities by ultrasonography in neonates with congenital hypothyroidism. J Pediatr. 2003;143(6):759-764. doi: 10.1067/s0022-3476(03)00537-7.
  • Van Vliet G, Deladoey J. Hypothyroidism in infants and children: congenital hypothyroidism. In: Braverman LE, Cooper D, editors. Werner & Ingbar’s the thyroid: a fundamental and clinical text. 10th ed. Philadelphia: Lippincott Williams and Wilkins; 2012. p. 790–802.
  • Rastogi MV, LaFranchi SH. Congenital hypothyroidism. Orphanet J Rare Dis. 2010;5(1):17. doi: 10.1186/1750-1172-5-17.
  • Szinnai G. Clinical genetics of congenital hypothyroidism. Endocr Dev. 2014;26:60-78. doi: 10.1159/000363156.
  • Lints TJ, Parsons LM, Hartley L, et al. Nkx-2.5: a novel murine homeobox gene expressed in early heart progenitor cells and their myogenic descendants. Development. 1993;119(2):419-431.
  • Dentice M, Cordeddu V, Rosica A, et al. Missense mutation in the transcription factor NKX2-5: a novel molecular event in the pathogenesis of thyroid dysgenesis. J Clin Endocrinol Metab. 2006;91(4): 1428-1433. doi: 10.1210/jc.2005-1350.
  • Wang K, Li M, Hakonarson H. ANNOVAR: functional annotation of genetic variants from high-throughput sequencing data. Nucleic Acids Res. 2010;38(16):e164. doi: 10.1093/nar/gkq603.
  • Richards S, Aziz N, Bale S, et al. Standards and guidelines for the interpretation of sequence variants: a joint consensus recommendation of the American College of Medical Genetics and Genomics and the Association for Molecular Pathology. Genet Med. 2015; 17(5):405-424. doi: 10.1038/gim.2015.30.
  • den Dunnen JT, Dalgleish R, Maglott DR, et al. HGVS Recommendations for the Description of Sequence Variants: 2016 Update. Hum Mutat. 2016;37(6):564-569. doi: 10.1002/humu.22981.
  • Sunthornthepvarakui T, Gottschalk ME, Hayashi Y, Refetoff S. Brief report: resistance to thyrotropin caused by mutations in the thyrotropin-receptor gene. N Engl J Med. 1995;332(3):155-160. doi: 10.1056/NEJM199501193320305.
  • Макрецкая НА, Калинченко НЮ, Васильев ЕВ, и др. Клинический случай врожденного гипотиреоза, обусловленного дефектом гена NKX2-1. // Проблемы эндокринологии. – 2016. – Т. 62. – №3. – С. 21–24. [Makretskaya NA, Kalinchenko NY, Vasiliev EV, et al. Case of congenital hypothyroidism related to NKX2-1. Problems of Endocrinology. 2016;62(3):21-24. (In Russ.)] doi: 10.14341/probl201662321-24.
  • Gras D, Jonard L, Roze E, et al. Benign hereditary chorea: phenotype, prognosis, therapeutic outcome and long term follow-up in a large series with new mutations in the TITF1/NKX2-1 gene. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2012;83(10):956-962. doi: 10.1136/jnnp-2012-302505.
  • Montanelli L, Tonacchera M. Genetics and phenomics of hypothyroidism and thyroid dys- and agenesis due to PAX8 and TTF1 mutations. Mol Cell Endocrinol. 2010;322(1-2):64-71. doi: 10.1016/j.mce.2010.03.009.
  • Narumi S, Muroya K, Abe Y, et al. TSHR mutations as a cause of congenital hypothyroidism in Japan: a population-based genetic epidemiology study. J Clin Endocrinol Metab. 2009;94(4):1317-1323. doi: 10.1210/jc.2008-1767.
  • Al Taji E, Biebermann H, Limanova Z, et al. Screening for mutations in transcription factors in a Czech cohort of 170 patients with congenital and early-onset hypothyroidism: identification of a novel PAX8 mutation in dominantly inherited early-onset non-autoimmune hypothyroidism. Eur J Endocrinol. 2007;156(5):521-529. doi: 10.1530/EJE-06-0709.
  • Bamforth JS, Hughes IA, Lazarus JH, et al. Congenital hypothyroidism, spiky hair, and cleft palate. J Med Genet. 1989;26(1):49-51. doi: 10.1136/jmg.26.1.49.
  • Cassio A, Nicoletti A, Rizzello A, et al. Current loss-of-function mutations in the thyrotropin receptor gene: when to investigate, clinical effects, and treatment. J Clin Res Pediatr Endocrinol. 2013;5 Suppl 1:29-39. doi: 10.4274/jcrpe.864.
  • Plachov D, Chowdhury K, Walther C, et al. PAX8, a murine paired box gene expressed in the developing excretory system and thyroid gland. Development. 1990;110(2):643-651.
  • de Sanctis L, Corrias A, Romagnolo D, et al. Familial PAX8 small deletion (c.989_992delACCC) associated with extreme phenotype variability. J Clin Endocrinol Metab. 2004;89(11):5669-5674. doi: 10.1210/jc.2004-0398.
  • Bamforth JS, Hughes IA, Lazarus JH, et al. Congenital hypothyroidism, spiky hair, and cleft palate. J Med Genet. 1989;26(1):49-51. doi: 10.1136/jmg.26.1.49.
  • Clifton-Bligh RJ, Wentworth JM, Heinz P, et al. Mutation of the gene encoding human TTF-2 associated with thyroid agenesis, cleft palate and choanal atresia. Nat Genet. 1998;19(4):399-401. doi: 10.1038/1294.
  • Stenson PD, Mort M, Ball EV, et al. The Human Gene Mutation Database: towards a comprehensive repository of inherited mutation data for medical research, genetic diagnosis and next-generation sequencing studies. Hum Genet. 2017;136(6):665-677. doi: 10.1007/s00439-017-1779-6.
  • Lek M, Karczewski KJ, Minikel EV, et al. Analysis of protein-coding genetic variation in 60,706 humans. Nature. 2016;536(7616): 285-291. doi: 10.1038/nature19057.

Supplementary files

Supplementary Files Action
1. The spectrum of nucleotide changes revealed in the genes responsible for the development of thyroid dysgenesis, and the clinical characteristics of patients View (286KB) Indexing metadata
2. Results of MLPA in patient N11. View (293KB) Indexing metadata

Views

Abstract - 62

PDF (Russian) - 108

PlumX


Copyright (c) 2018 Makretskaya N.A., Bezlepkina O.B., Kolodkina A.A., Kiyaev A.V., Vasilyev E.V., Petrov V.M., Chikulaeva O.A., Malievsky O.A., Dedov I.I., Tyulpakov A.N.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.